Новости
24.02.2018
МЁРЗЛЫЙ СМЕХ
24.02.2018

 МЁРЗЛЫЙ СМЕХ (Лесьяр 24 февраля 18 года, Боткинская больница)

Мне сегодня приснилась деревня,
Что уснула в снегах до весны.
С облаков свисали деревья,
И царапали щёки Луны.

Я ходил по стылой равнине,
Затуманив задумчивый взгляд,
Неужели даже в могиле,
Буду холоду в сердце я рад?

Мне приснилась ночная дорога,
Что ведёт в Ярополческий бор,
И клубочком вприпрыжку с порога
Убежал в чащу мой синий взор.

Не впервой мне теряться средь ночи,
В темноте вижу я лучше всех.
Будь я даже разорванным в клочья,
Я услышу свой искренний смех.

Мне приснилось сегодня: деревня,
Я лежал холодный в сенях,
Все мои стихотворенья
Остывали на мёрзлых губах.

 После трехлетней паузы в музыкальном творчестве и в преддверии релиза альбома «Мы два крыла», запланированного на 10 марта, мы готовим подробное интервью Лесьяра о новом творении, произошедших событиях и грядущих планах… Способ творческого существования настоящего Поэта сопряжен с часто невыносимыми психологическими и духовными нагрузками: наш герой в процессе подготовки оказался в одной из столичных клиник. Впрочем, бинты, иглы и узнавшие нашего визави другие пациенты, требующие к себе внимания, жаждущим диалога – не помеха! Интервью мы продолжили в, так сказать, пенатах и интерьерах… Оно выйдет в ночь с 2 на 3 марта. А пока – тизер к готовящемуся долгожданному, острому, неизменно откровенному разговору Поэта со слушателями.

Лесьяр в палате Боткинской больницы г. Москвы. 23 февраля 2018 г.

- Не считая синглов 2015-16-го годов, со времени выхода вашего последнего «полнометражного» альбома «Самосожжение» прошло три года. Скептики поспешили назвать затянувшуюся паузу творческим кризисом. Так ли это? Чем была наполнена эта пауза?

- Мне всегда было наплевать на мнение окружающих критиков о себе. Состояния творчества у меня как раз переизбыток, и оно воплощается далеко не всегда в музыку и стихи.

В 2016 году у меня чередой случилось несколько тяжелых событий, из которых я с большим трудом выхожу до сих пор. Очевидно, это был самый трудный год в моей жизни, поэтому мне было не до мирского творчества в виде выпусков альбомов и подобного. У меня были основательные мысли вообще с этим делом завязать, потому как после тех событий, о которых сказал выше, я не видел смысла в своей миссии, да и в жизни.

- Создавая концепции новых работ, думаете ли вы, насколько они актуальны и интересны современному музыкальному рынку или творчество Лесьяра – сугубо элитарное и авторитарное?

Нет, не думаю, меня тошнит от всего, что связано с рынком. О рынке думает попса и бездарности, которые хотят заработать и прославиться, неся свое говно на потребу такого же говна, но в массе, и целуя им задницу.

У меня есть свой круг слушателей, и – да − можно сказать, что моё творчество элитарное, и рассчитано на интеллектуальных людей.

- При правках ваших интервью вы настаиваете на неприменении синонимов к слову «говно», используете которое довольно часто - буквально, как метонимию всего сущего. Что, по вашему мнению, не говно? Топ-10 «не говна» от Лесьяра, но за исключением очевидных вещей − таких, как горы или, положим, звездное небо над головой… Интересны более приземленные вещи из повседневной жизни.

Бася и Шуша

Моя перьевая ручка

Моя Škoda

Изборск

Мой микрофон Zoom

Шахматы

Витя Белов

Разноцветные камешки в реке

Бабочки красивые

Заброшенное деревенское кладбище

- Верны ли слухи о том, что госпитализировали вас для проведения процедуры лоботомии?

- Верны. У меня слишком много мозгов, это очень мешает в жизни, это сводит с ума.

А, если серьезно, то жизнь человека, выбравшего творческий путь чревата и опасна. Я имею в виду настоящий творческий путь, а не графоманские дешевые игры, чтобы покрасоваться пред противоположным полом.

Дорога эта часто заводит прямиком в могилу, потому что иначе жить нельзя, и ты апеллируешь такими энергиями, которые в итоге пожирают тебя изнутри. Но иначе нельзя. Не люблю пафосное выражение про Путь Воина, но это так. Тут двух мнений быть не может: нужно пройти дорогу от начала до конца, пропустив сквозь себя тонны совершенно разнообразного говна на пути к свету —Смерти.

Я, как поэт, могу сказать, что, если я завтра умру или даже сегодня вечером, я вообще ни о чем не жалею и мне абсолютно не страшно. Я получаю от этой мысли чувство покоя и умиротворения.

А не умру, так поживем еще, и воплощу многие свои неиссякающие разнообразные идеи.

От винта!

Беседовала Анна Хорошко

Если бы мне был задан вопрос, что для меня важнее всего, я бы ответил - поэзия, поэтическое вдохновение.
Чувство единства себя и мироздания.
Жажда получения сигнала, послания и воплощение его.
Разочарования и скорбь всё больше укрепляют меня в понимании того, насколько человек пронзительно одинок, до каких пределов, даже находясь среди близких людей.
Поэзия - источник жизненного смысла, источник космической энергии, дарующей желание жить, является одной из немногих вещей, к которым я отношусь серьёзно.

ЛЕСЬЯР, из готовящейся к изданию книги "Заветный Курган"

 

05.02.2017

5 февраля ушла из жизни Соня Лоцманова

05.02.2017

Лоцманова Софья Леонидовна (Natassja, Sonja (Svlt) Тссс) (1993-2013)

Поэтесса, художница, рок-вокалистка, стихи подписывала псевдонимом Natasja. Жила в С.-Петербурге. Участница музыкальных проектов, Anaesthesia, Methlehem, МОУБ, Хладнокровье 616, выступала в них под псевдонимом Natassja Svlt, также писала для них тексты. Свои стихи публиковала ВКонтакте - https://vk.com/natassja_tsss 
     Ушла из жизни 5 февраля 2013 года, не дожив примерно полтора месяца до своего двадцатилетия. На одном сайте об этом сказано так: "Её оставили в парке одну ночью, она замёрзла"... 
       "Невидь" посвятила ей песню "Мортидо". 
     В 2014 г. стихи С. Лоцмановой (Natassja) были изданы в книге "Сигматы Желтого города". 
     Группа ВКонтакте - http://vk.com/club49418890 
     Похоронена Софья Лоцманова (Natassja) в С.-Петербурге, на Богословское кладбище (Петрокрепостная аллея).

     P.S. В состав мемориальной композиции (автор Василиса Чугунова) на могиле входит стела с надписью "ст Мост". По мнению некоторых людей, это наименование взято из творчества писателя Владислава Крапивина, так как в одном из его произведений "ст Мост" символизирует границу двух миров - реального и потустороннего.

  Стихи Софьи Лоцмановой (Natassja, Sonja (Svlt) Тссс)

                          
           ***

Не замерзай, уснешь. 
И бессонница не разбудит 
И во сне ко мне не придешь. 
По бумаге рассыпаны люди 
Мы под снегом станцуем позже 
Чтобы стать тишиной и звуком 
Разверстым под бренной кожей. 
И твои чуть теплые руки 
Клавиш чернь расстреляют обоймой 
Нот и тактов зыбящейся дали 
Не достигнув смешения крови 
Мы в стихах, как в воде отражались!     

*** Всё неуютнее просыпаться. Всё видней Орион и Кассиопея. А под ними квартир пасти Проглотили паству, льнущую к батареям. Вот и этот день облетит перьями, Подушкой распоротой от и до, Сгущая потёмки в щели под дверью В настороженный коридор. Тогда я, призвав тебя de profundis Поцелую в лоб, боясь пробуждения... И минутная стрелка, догнав секундную, Остановит бессмысленный бег времени. *** "Мне ничего от тебя не нужно"- У меня случайно с губ сорвалось. И перечеркнув все, обезоружило, Резануло по горлу днищем отколотым. Что ж, теперь придется поверить Что уткнуться в память только осталось. Магдалиново-горько умру, наверно Но ни к чьим стопам припадать не стану! За тебя, мой проклятый - яд из рога. Не распнут псы-рыцари смерть раскосую! Вопреки всем проторенным - вот дорога Сквозь колтун бытия - к запределий россыпям! НЕПРИКАЯННЫЙ Стекла лопались солнечным блеском, Пыль кружилась столбом К половицам. И листки в заброшенных креслах, И миры в альбомных Страницах… Всё. Смиряемся с прошлостью этой. Только б новое Осуществилось! Только б так же мерещился где-то Под покровами Встречных бессилий, Ты! и тысячу раз повторяю С экзальтацией заклинателя Твое имя. Из уст пустоты Каждый звук, как признание вырывая. Ты… От этого слова сильней Цепенею в преддверии Лета. Где сирени в росе, как в огне Неподвижных белёсых Рассветов. Где сбиваются с такта дожди, Предсказаниям Потакая. И я настою - упади Мне в объятия, Неприкаянный! *** Расцветаю в озябшем поле В бормотании неумелом Горе-мистика. Его волей Оживу иногранно-белой И, быть может, спросонья вымолвлю То, чего не хватало творителю И от крови и слез вымою Его руки - ему простительно… А потом? Как в «печальных повестях» По дорогам бродить с калеками… Из каких бы ты ни был горестей Навсегда сохраню под веками То лицо, что белей бессонницы, Взгляд, в котором еще не стемнело… Потому что еще, помнится, И во мне зажжён свет. Белый. МАКОБРИРОВАНИЕ Из колумбария снежного вечера Высунут будто язык пламени В окно мое - свет другого окна, предтечного Моему. И оно не подавится камнем, Брошенным прямо в стекольный иней, Застрявшим в перекошенной раме. Так же и одиночества нет в помине, Есть только ты, претворенный в воспоминания. *** В золе морозной мечутся облака, Страдальчески перемигиваясь, Замертво опускаются За горизонт. Так подступает к вискам тоска, Отчаяния примеряя вериги На плечи мне, обрекая На помрачение разум; и холод дула Направлю в цель, не раздумывая. И будь, что должно. Ущербный месяц перевернуло Разбитое зеркало; обезумевший Взгляд преломив. Что же, Неужели необратимость источит В труху надежду: в кромешной вечности Танца душ различить Твои черты - среди тысяч прочих И, не чуя ног, сорваться навстречу, Бабочкой - на клык свечи. *** Отражение в ручном зеркальце На зеркальной плёнке Трещины морщин. Не к добру, но к тонкой Вышивке кручин. Я потом подолом Зацеплю черту, Поделом… по долам Спрыгну в пустоту. Распростерто встретят В тупике времён. Мне ведь быть поэтом — Значит, быть вдвоём. Вот свинец в затылке Заживёт к утру… Горлышки бутылок Воют на ветру. *** Всё равно, кто… У меня получается Лишь валяться в бреду И проецировать тёмную кровь На поверхность стеклянной зимы. А я знаю – в этом году Я выйду из берегов И будет жёлтый порог и дверь, За которой – мы Рассыпаемся на безутешных детей, Что взрослеют и умирают в полдень, Но при этом не теряют беспечности. Всё равно кто-то должен Расшибиться о горстку людей, Рифмующих бесконечность С вечностью. *** А я знаю – тебя сегодня не будет, И может быть, уж давно не стало… Откушенной головой на блюде Сбились облака над вокзалом, Жёлтые, как букет Маргариты. И мне, как ей, беспокойно — Не всё еще было прочитано. Не стой у края перрона… Post Sigma Из-за плеча косится вниз Венцом Луна. С окна шагнула на карниз Во сне весна. А в тесном флигеле темно Всегда, всегда. Фонарь глядит на нас в монокль, Идут года. Часы уснули на стене, Замолк их ход. Под стулом дремлет в тишине Ворчливый кот. Две тени жмутся по углам, Их больше нет. Им жить осталось, как и нам, Сто тысяч лет. А в жёлтом городе опять Сирень и дождь. Когда петля устанет ждать, Ко мне придёшь. *** Я напишу для тебя тишину. Не вальс, не ноктюрн, не коду. Пусть пустота зарычит на Луну — Она, как и ты, свободна. Прожиты дни – так лей масла в огонь, Он жаждет охапок хвороста. Мука моя, отступись, не тронь, Ветром вскудрявь золотистые волосы… Ну, так и будет. Пойдём расцветать На пустырях, удивлённых живыми. Сказка твоя отнюдь не проста, Сказка моя – твоё имя. ПРИСНИСЬ Бубенцы горячей травы И берег, тянущий вниз… По гальке стон синевы — Приснись мне сейчас, приснись… Биение волн – мой пульс, Как жадный глоток тепла. Укрой за кормой от пуль, Сгори в маяке дотла, Пройди сквозь соцветие рельс По тонким пустым мирам. Я жду лишь, как хлопнет дверь И ты просидишь до утра. А после – пусть новый день Хлестнёт по щеке зарей. Проникни опять сквозь тень, С собой унеси покой, И Зеркало занавесь, И тихо ключ поверни… И будет шёпот в листве — Приснись не сейчас, приснись… ЗАРЕШЁТОЧНАЯ ЭЛЕГИЯ Мои дни вытекают сквозь пальцы, С зажигалкой на окнах – уныло. Не оставить бы и не остаться В глубине панибратской могилы. Бьётся мысль в одурманенном теле Не написанными стихами, В подворотнях осенних сомнений, В рук изломах, в забрезживших гранях… И о камни кладбищенской кладки — Недопитой бутылкой без силы… Всё пройдет. За согнутой оградкой Листопадами ночь окропила… *** Скоро самый тёмный день В двадцать два, двадцать два Грянет часовая тень Из угла. В скомканном конверте тлен Непрочтённых строк. Вместе с ним измяты… мы — Тысячами ног. Недомолвленно истленно… снег В шорохе его – счастливо легли. Вспомни обо мне, Мир…
  Стихи Софьи Лоцмановой (Natassja) с

       https://vk.com/natassja_tsss 
       http://bookz.ru/authors/sof_a-locmanova/sigmati-_617/1-sigmati-_617.html 

Могила Софьи Лоцмановой (Natassja, Sonja (Svlt) Тссс)

5 февраля 2015 года, в годовщину смерти поэта Сони Лоцмановой вышел альбом УСНУВШЕЙ СОНИ СНЫ


ЛЕСЬЯР "УСНУВШЕЙ СОНИ СНЫ"
 
Светлой памяти Сони Лоцмановой, рано ушедшей из жизни, посвящается.
 
Лесьяр - идея, декламация, аранжировка
Оксана - декламация
Arsafes - аранжировка, запись, сведение, мастеринг
Елена Казакова - арфа, флейта

Автор - Лоцманова Софья (26 марта 1993 - 5 февраля 2013)

В записи использованы фрагменты произведений Д. Шостаковича, Э. Артемьева, И.-С. Баха.
Записано на студии Arsafes rec. (январь 2014-январь 2015)

1. Притворюсь непохороненной
2. Мы тихо уйдем за разброд редколесий
3. Post sigma
4. Приснись мне
5. Зря
6. Расцветаю в озябшем поле...
7. Заблудиться
8. Всё неуютнее просыпаться
9. Холодные строки пишет метель
10. Край занавески зажат в кулаке
11. Проникаю сквозь щели реальности
12. С каждым шагом всё осторожнее
13. Мне ничего от тебя не нужно
14. По надорванным звукам
15. Неприкаянный
16. Дно замерзания
17. Ни зги
18. Гореночница
19. Ночь пойдет на убыль
20. Сколько ангелов на кончике иглы?
21. Laudanum
22. Я ищу тебя
23. Ars Moriendi
24. В раскатах неба
25. По мне идет дождь
26. Запрокинутое небо
27. Изо льда и соломы
28. Обернись!
29. Луноворот
30. Сигма
31. Причастие
32. Отражение в ручном зеркальце
33. Опала
34. Стансы снотворных
35. Не называю по имени
36. Моя смерть
37. Не замерзай, уснёшь
38. Мортидо
Скачать альбом ссылка
 
 

 

    Добавить комментарий
    Введите код с картинки
    Необходимо согласие на обработку персональных данных